Есть в Ульяновске улица, названная в честь генерала Карбышева – Героя Великой Отечественной войны. На картах города эта фамилия впервые появилась в 1979 году, однако мало кто знает, что помимо географии Карбышев имеет отношение еще и к истории Симбирска. Генерал бывал здесь в далеком 1919, не зная тогда, что спустя полвека одна из улиц будет носить его имя…Но что он делал здесь и с кем? Был ли проездом или задержался надолго? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться не только к биографии Карбышева, но и к тем историческим событиям, которые разворачивались на территории России в первой четверти двадцатого века – в период революции и последующей за ней Гражданской войны.

То было смутное время, когда каждый должен был выбирать – белые или красные. Карбышев выбрал красных. Учитывая его звание (на момент Октября он был в чине подполковника), военный опыт (Русско-японская война, Первая мировая) и блестящее инженерное образование, неудивительно, что руководство красным движением уделило особое внимание переметнувшемуся офицеру.

Дмитрий Карбышев, 1914 год

Дмитрий Карбышев, 1914 год

В 1918 году Карбышева вызвали в Москву, в Коллегию по обороне страны при Главном военно-инженерном управлении. Задачей этой Коллегии было составление плана инженерной подготовки обороны границ молодой Советской Республики, а именно возведение укрепленных районов, оборонительных рубежей, подготовка и содержание дорог, мостов и средств переправы.

*Укреплённый район укрепрайонУР — линия обороны в виде узлов сопротивления долговременных укреплённых позиций, находящихся во взаимодействии и образующих общую группу (десятки километров инженерных сооружений, различных заграждений, управляемых и неуправляемых минных полей), а также формирование (воинская часть) составляющее гарнизон войск, предназначенных для выполнения следующих оборонительных задач: прикрытие подступов к политическим и промышленным центрам страны, удержание важных рубежей, городов до подхода полевых войск РККА, обеспечение тыла фронта или армии, подготовка плацдарма для наступления.

В апреле 1918 года Д. М. Карбышева назначали в Коллегию, а уже в конце декабря он прибыл в Самару и сразу же приступил к формированию Управления военно-полевого строительства Восточного фронта.

Задача, поставленная перед Дмитрием Михайловичем, была крайне сложна — в области Самарской Луки он должен был в самый короткий период создать Волжский оборонительный рубеж, растянутый более чем на двести километров.

*Самарская Лука — восточный участок Приволжской возвышенности; полуостровная территория, окружённая излучиной Волги и Усинским заливом Куйбышевского водохранилища.

Чтобы выполнить эту работу, следовало извлечь и переместить целые горы земли, с нуля возвести прочные укрепления, бараки, построить землянки для саперных частей и вольнонаемных рабочих.

Благодаря помощи Михаила Фрунзе, назначенного в это время командующим четвертой армией Восточного фронта, строительство закипело в полном объеме по всему фронту. За небольшой срок на важнейших направлениях в Самаре, Саратове, Симбирске и других городах были сооружены оборонительные узлы, сыгравшие огромную роль в разгроме белогвардейцев. Но то было потом, а пока шел март 1919, и армия Колчака еще только начинала наступление.

Отдельные части белогвардейцев тогда почти вплотную подошли к Самаре, где находился Карбышев со своей женой – Лидией Васильевной. В прошлом она была сестрой милосердия, и история ее знакомства с Карбышевым весьма необычна. Лидия вынесла его, раненного в ногу, из развалин Перемышльской крепости под шквальным огнем, потом последовала за Дмитрием в госпиталь и вскоре вышла за него замуж. Жена сопровождала Карбышева во всех его «рабочих командировках», но «командировка» в Самаре осложнялась одним особым обстоятельством – Лидия была беременна.

Дмитрий Карбышев и его жена Лидия

Дмитрий Карбышев и его жена Лидия

В книге Е. Решина «Генерал Карбышев», основанной на документах и воспоминаниях друзей, родных, а также сослуживцев Карбышева, есть строки, которые очень хорошо описывают это время:

«Были такие дни и ночи весной того года, что опасность соединения колчаковского и деникинского фронтов на Волге казалась очевидной. В Самаре слышалась стрельба. Карбышев пропадал на позициях. Лидия Васильевна ждала его по ночам на балконе. Утро наступало раньше, чем ей удавалось вспомнить о сне. А между тем она была уже на сносях. К всегдашнему страху за мужа присоединялся новый — за будущее дитя. Лидия Васильевна страстно желала, чтобы Дика поскорее принял свою настоящую должность в штабе Восточного фронта, сам переехал и ее перевез из Самары в Симбирск. Ей думалось, что руководителю военно-инженерных работ на фронте вовсе не надо мыкаться по боевым полям. А всякое место, где бы ни стоял большой штаб, представлялось ей средоточием безопасности. Она мечтала о переезде в Симбирск так долго, что, наконец, устала мечтать. Тут-то и состоялся желанный переезд…»

Как оказалось, угрожающее положение сложилось не только на подступах к Самаре, но и у города Симбирска. Возникла экстренная необходимость в ходе боев возвести еще одну оборонительную линию большого протяжения. В то время как Фрунзе собирал мощную ударную группу для разгрома Колчака, Карбышев был переведен в Симбирск.

«Из-за беременности Лидии Васильевны ехали в Симбирск на пароходе… Волжские берега двигались мимо, незаметно переходя из одной туманной картины в другую. Мягкий и прохладный ветер ударял в лицо, заставляя жмурить глаза. Спокойствие вливалось в душу и оседало в ней тихой радостью…

И вдруг: «Симбирск, Симбирск…» Пароход загудел и с поворотливостью большого белого бегемота начал заводить корму. Он шел к берегу, к пристани, над которой маленький городок, утопая в зелени, взбирался в гору. Сердце Лидии Васильевны дрогнуло и тревожно забилось. Именно здесь, в этом незнакомом городе, она станет матерью. Здесь, в Симбирске…»

Итак, чета Карбышевых прибыла в Симбирск. Поселиться было решено «…в хорошеньком домике на Покровской улице (ныне улица Л. Толстого), где Карбышевым отвели две просторные светлые комнаты». Лидия Васильевна сидела дома, Карбышев – работал.

23 апреля 1919 года он получил из действующей армии от Фрунзе и Куйбышева приказание, в котором ему предлагалось немедленно произвести рекогносцировку по тракту Мелекесс — Ставрополь и срочно приступить к устройству позиций в районе реки Ташолка (протекает по Ульяновской области в Теренгульском районе) — село Мусорка(Самара).

А лето тем временем приближалось, и 6 июня 1919 года в Симбирске родилась Елена – старшая дочь Карбышева.

«Карбышев долго смотрел на красное и сморщенное личико дочери, а потом сказал:

— Знаешь, мать, она будет у тебя умная…

— Почему ты думаешь? — слабо улыбнулась Лидия Васильевна, удивленно прислушиваясь к новому обращению мужа: мать.

— Да как же? Ведь знала, что раньше никак нельзя родиться…» (отрывок из книги Голубова С. «Когда крепости не сдаются».)

В Симбирске семья Карбышевых пробыла недолго. Уже в июле они были в Иркутске, потом уехали в Харьков. В сентябре 1920 года Д. М. Карбышев был назначен помощником начальника инженеров Южного фронта. Далее семья переехала в Москву, и уже там Дмитрий Михайлович прожил 18 лет — до последней мирной весны перед Войной…

«Во время бесчисленных переездов Карбышевы брали с собой ящик с книгами Дмитрия Михайловича, чемодан с личными вещами, постельные принадлежности да кое-какую мелкую домашнюю утварь».

Наверное, в Симбирск Карбышев приехал с тем же «имуществом», мельком оглядел город и сразу приступил к работе, которую действительно любил и на которой проводил бóльшую часть своего времени. Однажды, когда Карбышева спросили, почему он так «охотно и неутомимо» ходит по позициям и больше всего интересуется земляными работами, Дмитрий Михайлович ответил:

«Вы ведь знаете, что моя фамилия Карбышев. По семейным преданиям мои далекие предки были татарами. А по-татарски «карабыш» — это черная полевая мышь-суслик. Вот от суслика, полагаю, и достался мне фортификационный окопный зуд. А заодно — любовь к земле».

С дочерью Еленой

С дочерью Еленой

Эту любовь Карбышев передал дочери, которая родилась в Симбирске. Как и отец, Елена выучилась на инженера, а ее младший сын стал геологом. Увы, ни сама Елена, ни Карбышев в Симбирск больше не заезжали, хотя память о генерале осталась: одна из улиц Ульяновска названа его именем, в 2011 году в Заволжском районе открыли памятник.

Выходит, Карбышев все-таки вернулся в Симбирск — спустя 92 года, в камне, и теперь стоит, сложив руки на груди и глядя туда, куда смотрел всегда — вперед, на просторы любимой Родины.

Дарья Алексеева
Источник